ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ РАМ XVIII В.

Эдгар Харден

Среди огромного разнообразия художественных рам в экспозициях музеев, на складах арт-дилеров и собирателей антиквариата, в торговых залах аукционных домов и в частных коллекциях, парижские рамы XVIII века, как правило, имеют маркировку с именем производителя (menuisier). Благодаря штампам и этикеткам на тыльной стороне рам, выполненных в стиле регентства, рококо, неоклассицизм, были определены двадцать два производителя, среди которых Étienne Avril, Henri Brunel, Cardereau, Jacques-Charles-Denis Chartier, Jean Chérin, Jean-Jacques Coiffié, Thomas Dumont, Paul Georges, Nicolas Heurtaut, Claude and Étienne-Louis Infroit, André Lambert, Henri Létonné, Antoine Levert, Pierre Meunier, Pierre-François Millet, Claude Pépin, Jacques Roze, A. Solaro Schlüss, Denis Toupillier, André Tramblin, and T.-S. Vasseur. Поскольку имена большинства производителей до сих пор остаются неизвестными, рамы с маркировкой представляют собой большой интерес.

Илл. 1 Рама для картины, фрагмент (размер 83.8 х 57.2 см, ширина профиля 20.3 см);

штамп: «P.F.MILLET for Pierre-Francois Millet (master carver at the Academy of St Luc, 12 November, 1760, master carpenter 1767)»; Собрание Arnold Wiggins & Sons Ltd, Лондон, no. 8272.

Из-за отсутствия штампов и маркировки на изделиях, очень сложно идентифицировать большинство французских производителей антикварных рам, работавших до 1750 года, хотя требование по маркировке было распространено среди членов гильдии столяров (menuisiers) и краснодеревщиков (ébénistes), начиная с конца XVII в. Это одна из главных причин, по которой изучению картинных рам, как одного из составляющих декоративно-прикладного искусства, не уделялось должного внимания. Даже те парижские мастера, которые маркировали свои изделия в период с середины и до конца XVIII в., остаются практически неизвестными на фоне многочисленных мастеров краснодеревщиков, которым посвящены многочисленные исследования, а их вклад в декоративное искусство постепенно забывается, поскольку искусствоведы и рынок слишком медленно приходят к пониманию их значения. Мастера, работавшие над созданием рам, могут быть определены при помощи архивных материалов, а также на основе изучения их стилистических особенностей, индивидуальных методов работы, и не существует причины, по которой эта глава истории французского декоративно-прикладного искусства XVIII века должна остаться ненаписанной. Качество и количество маркированных рам заслуживают бОльшего внимания в контексте исторического формирования и развития мебели, а их стилистическое разнообразие воплощает и отражает важные периоды в истории декоративного творчества и коллекционирования.

Илл. 2 Рама для картины в стиле Неоклассицизм, фрагмент

(размер 38.1 х 28.3 см, ширина профиля 8.3 см);

штамп: «CHERIN»

(Жан Шерен,  1733/34-85, резчик Академии Св. Луки с 14 августа 1760, плотник – 1760-е гг.);

Собрание Arnold Wiggins & Sons Ltd, Лондон, no. 7591.

Настоящее исследование – это попытка восстановления страниц биографии двадцати трех мастеров, а также созданных ими работ, без чего невозможно понимание далекого мира, в котором жили и работали французские ремесленники XVIII в. Они работали на заказ, создавая как простые, так и технически сложные рамы, предназначенные для небольших гравюр или для крупноформатных живописных произведений. Оттиск или марка, оставленные на оборотной стороне изделия, являлись гарантом их высокого качества.

Илл. 3 Рама для картины в стиле Неоклассицизм, фрагмент

(размер 45 х 33.5 см, ширина профиля 7.8 см);

штамп: « C.INFROIT»

(Клод Анфруа, плотник, род. 26 марта 1777 – работал до 1810-х гг.);

сохранилась подлинная позолота и этикетка: (L Fortunee gendre et succr de Beurdier. 67 Blvd de Courcelles Paris. Dorure, cadres anciens, sculpture, cadres sieges, meubles);

Собрание Arnold Wiggins & Sons Ltd, Лондон, no. 6017.

Столяр начинал свою карьеру с девятилетнего периода обучения в мастерской maître-menuisier, мастера по изготовлению рам, являвшегося членом гильдии краснодеревщиков (menuisier-ébénistes), затем шесть лет он должен был исполнять свои обязанности в роли ученика-подмастерья и еще три года в качестве помощника. По окончании срока обучения, необходимо было хорошо продумать и создать такую раму, которая стала бы доказательством их отменного вкуса, высокого мастерства и профессионализма. Для официального получения звания мастера, требовалось вступление в гильдию и  высокий взнос, на что зачастую уходило несколько лет. Это затягивало процесс официальной регистрации новых членов, а также оформление патентов, дающих им право маркировать изделия своим именем (Илл. 1). Очевидно, что молодые производители делали все возможное, чтобы заплатить членские взносы как можно быстрее.


Илл. 4 Рама для картины в стиле Неоклассицизм, фрагмент

(размер 48.9 х 39.5 см, ширина профиля 4.1 см);

штамп: «E.L.INFROIT»

(Этьен-Луи Анфруа, 1719/20-1795, резчик Академии Св. Луки  с 14 августа 1759 г., плотник с 12 октября 1768 г.); сохранилась подлинная позолота и крепежные кольца;

Собрание Arnold Wiggins & Sons Ltd, Лондон, no. 10579B.

Резчики также начинали свою карьеру с девятилетнего периода обучения в мастерской мастера, прошедшего подготовку в Академии Святого Луки. Потом они работали пять лет подмастерьями и четыре года помощниками. По окончании этого срока они должны были изготовить раму, демонстрирующую их мастерство и изобретательность. Они, в свою очередь, платили взнос Академии Св. Луки для того, чтобы получить возможность открыть собственный магазин.

Из двадцати двух известных нам мастеров, изготавливавших антикварные рамы только два, Жан Шерен (Jean Chérin ) и Этьен-Луи Анфруа (Étienne-Louis Infroit), были официально зарегистрированы как столяры (menuisiers ) и резчики (sculpteurs) одновременно. Оба работали над созданием рам, на которых сохранились их марки (Илл. 1-6). Остальные двадцать производителей были зарегистрированы только как члены гильдии столяров. Скорее всего, они также являлись резчиками, но официальной регистрации в Академии Св. Луки не имели.

Илл. 5 Рама для картины в стиле Неоклассицизм, фрагмент

(размер 40.0 х 25.4 см, ширина профиля 7.6 см);

штамп: «A.LAMBERT»

(Андре Ламбер, 1752/53-?, плотник с 12 ноября 1783 г.); сохранилась подлинная позолота;

Собрание Arnold Wiggins & Sons Ltd, Лондон, no. 6832.

Именно растущее несоответствие между правами столяров и резчиков вынудило Шерена и Анфруа стать «двойными» мастерами. После написания Устава гильдии в 1645 г., каждый мастер краснодеревщик должен был иметь клеймо и оставлять его на поверхности своего изделия в виде штампа, в то время как резчики такого права были лишены. [2] Это неравноправие длилось до XVIII в., когда в марте 1744 г. Людовик XV вручил столярам-краснодеревщикам патентные письма.[3] Это положение было зарегистрировано в парламенте 20 августа 1751 г. и опубликовано под названием «Statuts, privilèges, ordonnances et règlemens de la Communauté des maîtres ménuisiers et ébénistes de la ville, fauxbourgs et banlieue de Paris».[4] Резчикиы выступили против Устава гильдии столяров и добились исключительного права оставлять клейма на своих изделиях. Эти изменения привели ремесленные общины, с одной стороны, к независимости, а с другой – к полной зависимости друг от друга, поскольку столяры могли теперь только делать деревянные заготовки, а резчики заниматься исключительно резными работами. Известны случаи, когда резчики, бросая вызов гильдии столяров, делали заготовки для рам, лишая, тем самым, их работы. Такие «вызовы» сурово наказывались: резчикам приходилось выплачивать высокие штрафы, а их изделия конфисковались. В результате, гильдия столяров стала принуждать резчиков получать вторую квалификацию с тем, чтобы те, не нарушая Устава, могли самостоятельно заготавливать и вырезать рамы, а также для того, чтобы избежать субподрядных отношений. Гильдия настаивала на том, чтобы резчики присоединились к их организации из-за возрастающих проблем и вмешательства псевдо мастеров, и гарантировала получение звания мастера высокого уровня (multiplier les soins et démarches auprès des faux ouvriers pour les solliciter de venir à la maîtrise).[5]

В отличие от гильдии столяров, Академия Св. Луки, которая в основном занималась обучением своих будущих членов, не обладала ни нужными средствами, ни властью, чтобы контролировать и управлять гильдией. Как следствие, Академия не смогла урегулировать отношения с теми столярами, которые, не являясь членами Академии, делали резные работы. В результате, члены Академии Жан Шерен и Этьен-Луи Анфруа были вынуждены вступить в гильдию, в то время как вышеупомянутые столяры беспрепятственно выполняли резьбу для своих изделий.

Илл. 6 Рама для картины в стиле Неоклассицизм, фрагмент

(размер 56.8 х 46.4 см, ширина профиля 9.5 см);

штамп: «C.PEPIN»

(Клод Пепин, плотник с 22 января 1775 г.);

Собрание Arnold Wiggins & Sons Ltd, Лондон, no. 10050.

Все мастера, которые специализировались на производстве художественных рам, жили и работали в предместье Сан-Антуан (Saint-Antoine), расположенном недалеко от Парижа, где в XVIII веке было сосредоточено мебельное производство.

Источник: http://www.npg.org.uk/research/programmes/the-art-of-the-picture-frame/framemakers-paris.php


[1] Статья является предисловием к одноименному изданию.

[2] Мастер по изготовлению стульев и рам Николя Öрто (Nicolas Heurtaut, 1720-1771) вступил в Академию Св. Луки в 1742 г., однако работал по правилами, установленным гильдией столяров, которые присылали ему субподрядчиков для выполнения резных работ. В 1753 г. он стал членом гильдии столяров, получив, таким образом, собственное право на изготовление стульев  и резьбу по ним. (Подробнее об этом в кн.: John Whitehead. The French Interior in the Eighteenth Century. – New York: Dutton, 1993. – p. 119). В случае с изготовителями рам, также имело смысл быть известным столяром, потому что работы по созданию деревянной основы, профиля и резьбы на лицевой стороне рамы практически неразделимы друг от друга, особенно в период неоклассицизма.

[3] Pierre Verlet, L’art du meuble à Paris au XVIIIième siècle (Paris: PUF, 1958), p. 9-10; Jean-Dominique Augarde, “Historique et signification de l’estampille des meubles”, L’Estampille/ L’Objet d’Art (June, 1985) 182, pp. 52-57; Maurice Hénault, “Sculpteurs contre menuisiers”, Sociétés des Beaux-Arts des départements (1900), pp. 902-10.

[4] «Положения, привилегии, предписания и правила Общины столяров и краснодеревщиков города, пригородов и окраин Парижа» (фр.)

[5] Это предположение сделал Франсуа, граф де Сальверт (François, Comte de Salverte) в своем исследовании «Les ébénistes du XVIIIième siècle: leurs uvres et leurs marques». В нем сказано, что Этьен-Луи Анфруа был пойман за приготовлением заготовок для своих рам, что негативно отразилось на его отношениях с гильдией. В результате он был «приглашен» вступить в гильдию и работать по ее правилам.

Комментарии запрещены.

разработка °DAT20° продвижение
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru top.dp.ru Интернет-статистика