Портрет мастерской Багет и Мебель+

Потомкам на память

реставрация старинной художественной рамы

реставрация старинной художественной рамы

Старинные картины и антикварная мебель не редкость в домах у петербуржцев. Пусть они далеко не всегда представляют художественную или историческую ценность, но дороги как память – не поднимется рука их выбросить. Однако со временем тускнеют и разрушаются рамы у картин, ветшает мебель… Можно ли вдохнуть вторую жизнь в домашние реликвии?

«Это вполне по силам нашим мастерам, – заверил генеральный директор ООО «Багет и Мебель» Георгий ЛЕБЕДЕВ. – Ведь наша фирма работает не только с

реставрация старинной художественной рамы

реставрация старинной художественной рамы

частными коллекционерами антиквариата и любителями старины, но и с известными музеями и учреждениями культуры. Среди заказчиков Русский музей, ГМЗ «Петергоф», Мариинский театр, литературно-мемориальные музеи и т. д. Опять же многое значит опыт работы: «Багет и Мебель +» создана в 1997 году и за этот срок многие убедились в наших возможностях. Правда, не так давно мы переехали со знакомого адреса Лиговский проспект, 144-б на Новгородскую улицу, 13-а. Вся информация есть на сайте bagetimebel.ru».

Выяснилось, что сам Георгий Вадимович пришёл в эту сферу ещё школьником: сначала увлёкся историей – стал ходить в Русский музей, а потом там же учился восстанавливать образцы старинной мебели. После службы в армии реставрация антиквариата из хобби превратилась в профессию. Опыт Лебедев продолжал перенимать у мастеров из Русского музея, а потом на заре кооперации в начале 1990-х годов появилась возможность вместе с компаньоном открыть собственное дело.

В коллективе всего 10 человек, включая бухгалтера. Впрочем, здесь не отказались бы от пополнения, но вот только ждут настоящих профессионалов – заказы достаточно сложные и нужна определённая подготовка. К примеру, одно изделие можно отреставрировать за две недели, а на другое уйдёт полгода.

реставрация антикварной мебели

реставрация антикварной мебели

В соответствии с названием фирмы одна часть сотрудников работает со старинными художественными рамами, другая – с антикварной мебелью. Мастерская также занимается профессиональной оценкой антиквариата. У каждой свои профессиональные нюансы.

Реставраторы, занимающиеся мебелью, как правило, самостоятельно доводят изделие до полной готовности – это без преувеличения универсалы. Один из таких мастеров – Владислав КУЗНЕЦОВ.

- В дипломе профессионального училища (сейчас это лицей «Краснодеревец») у меня написано, что я столяр по производству художественной мебели, – делится он. – Учиться туда пошёл с приятелем за компанию, а потом втянулся: понравилось работать с деревом. Распределился на мебельную фабрику, с которой ушёл через полтора года при первой же возможности. И дело даже не в характере труда, а в сменном графике – для меня это сложнее всего оказалось.

- Но здесь ведь тоже достаточно напряжённая работа?

- Вся прелесть в том, что ты по большому счёту сам себе хозяин: тебе нужно что-то вполне конкретное сделать, но когда будешь этим заниматься – твоё дело. Речь о самодисциплине, без которой нельзя. В чисто профессиональном отношении главное – это практика и наработанный за счёт неё опыт: по сути в ходе повседневной работы и стал настоящим краснодеревщиком. Да, бывает рутинная работа, которую тоже нужно выполнять.

реставрация старинной художественной рамы

реставрация старинной художественной рамы

К примеру, та же шкуровка. Хотя и в таком простом, казалось бы, процессе многое учитываешь: порода дерева, чем потом будешь красить и др. Все этапы в реставрации взаимосвязаны и если что-то пропустишь, то это потом обязательно скажется и на качестве, и на времени. Кроме того, надо изначально в деталях понимать, что предполагаешь получить в конце. Не помню, где вычитал такую шутку: «Профессионал – не тот, кто знает, как надо, а тот, кто знает, как не надо»…

- Выходит, тому же выпускнику профессионального училища в такую мастерскую, как ваша, путь заказан?

- Отчего же? К нам приходят ещё достаточно молодые люди, и мы не смотрим на диплом – главное, что человек умеет. Например, были на практике ребята из реставрационного училища и сразу видно, кто что может и каков потенциал. Один паренёк потом пришёл к нам работать. Причём вполне вписался в коллектив.

- В чисто техническом плане сегодня легче? Ведь арсенал инструментов на порядок шире, чем 15-20 лет назад…

реставрация антикварной мебели

реставрация антикварной мебели

- Это, конечно, плюс – есть всё, что угодно. Другое дело, каждый из мастеров покупает инструменты за свои деньги. А их нужно много и они дорогие. К примеру, приличный рубаночек английской фирмы стоит от 3 до 5 тысяч рублей. А их требуется штук пять.

- И всё же в материальном плане вы довольны?

- Если бы что-то не устраивало, то не работал бы. Да и не материальная сторона преобладает в мотивации. Ведь случаются очень интересные задания: красивые редкие вещи находятся в сложном состоянии и их нужно буквально вернуть к жизни. Сколько благодарных слов довелось услышать – некоторые владельцы и не чаяли, что такое возможно! Иной раз пылится у обычного человека на чердаке настоящее сокровище, а он даже не в курсе!

Кстати, в таких случаях можно заказать предварительную оценку стоимости антиквариата: оценщики объективно определят оптимальную стоимость покупки-продажи. Плюс оформить бесплатную предварительную оценку стоимости реставрационных работ.

У мастеров, работающих со старинными рамами, есть своя специализация: позолотчик, лепщик. Если сегодня их готовят в профильных лицеях, то раньше

реставрация старинной художественной рамы

реставрация старинной художественной рамы

специальность зачастую осваивали на месте.

«Ничего не оканчивала – после десятилетки и детской художественной школы училась профессии реставратора-позолотчика у мастеров Екатерининского дворца, – делится Мария ЕРМОЛЕНКО. – Год проработала ученицей. С тех пор прошло двадцать лет и о своём выборе не жалею. Да, это ремесло, но без преувеличения требующее определённых способностей – не каждый человек, у которого руки на месте, может овладеть премудростями золочения. Работа очень скрупулёзная.Обычно виден конечный результат – уже покрытая поверхность, но до этого очень много времени занимает подготовительный этап. Да и само золочение бывает разным и в каждом конкретном случае используется своё. Вообще золото требует особого обращения. И дело не в стоимости: этот материал тоньше человеческого волоса и руками его практически не трогаешь – есть специальные инструменты. Ни в коем случае нельзя нарушать технологию: от этого зависит не только вид изделия, но и то, сколько оно простоит после реставрации».

Как выяснилось, сегодня позолотчиков в Петербурге стало гораздо больше, чем в советское время. Что неудивительно – растёт спрос. Ведь занимаются они не только рамами и мебелью, но и куполами храмов, памятниками, архитектурными украшениями и т. д.

Если сам процесс золочения такой же, как у мастеров XVII века (разве что лаки используются современные), то технические возможности по копированию изделий сегодня на порядок выше. Иными словами, можно изготовить раму для картин по лучшим старинным образцам из современного материала. Но настоящая старинная рама ценится куда выше, поэтому и обращаются к мастерам-реставраторам.

«Наши специалисты всегда были и будут востребованы, – сказал, прощаясь с нами, Георгий Лебедев. – Ведь во все времена важно оставить потомкам память – сохранить старинные вещи, позволяющие лучше понять ту или иную эпоху. Да, эта работа нередко требует уникальных навыков, а главное – особого состояния души. Но с этим у нас всё в порядке – в коллективе настоящие подвижники, влюблённые в своё дело».

Петр НИКОЛАЕВ.

Фото Светланы ХОЛЯВЧУК.

Комментарии запрещены.

разработка °DAT20° продвижение
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru top.dp.ru Интернет-статистика